Языковой барьер, или Как быть бесстрашным в разговорах с иностранцами?

language-barriersМы не так давно рассуждали о языковом барьере. Посыл статьи был в том, что одна из основных причин возникновения трудностей в общении на иностранном языке — это внутренние страхи. Причем возникновение или не-возникновение этих страхов зависят не только от человека, но и от методики обучения. Постараюсь рассказать про свой опыт обучения и преподавания, чтобы это проиллюстрировать.

Мне всегда очень нравились те бесстрашные люди, которые, зная пару сотен слов, могли без уныния и страха донести до иностранца почти любую мысль. Но это не про меня: я далеко не бесстрашна. Например, заговорить по-английски более-менее бегло для меня было существенной проблемой, хотя я вроде хорошо им владела в теории. Думаю, это очень типичная ситуация: все понимаешь, но при необходимости разговора включается внутренний тормоз.

Пара слов про «высоту» барьеров

Несомненно, многое зависит от человека. Когда я училась в лингвистическом, многие мои одногруппники, имея аналогичный уровень языка (по тестам), могли его использовать более свободно. Выходит, барьер можно было бы списать на мою личную «пугливость», но нет…

Нет-нет, не все так просто. За последние лет 15 я учила четыре языка, и «высота» языкового барьера была очень разной во всех случаях. Моя персональная лестница выглядела бы так: английский, немецкий, французский, испанский, т.е. по-испански я сразу почти могла болатать с ошибками, но бесстрашно и на любые темы, а английский дался мне труднее всего. Попробую объяснить, почему, на мой взгляд, так сложилось и что это может значить.

Две парадигмы изучения языков

Немецкий и английский я учила институционально, т.е. немецкий в школе и университете, английский — со второго курса университета. Устройство школьной и университетской системы, думаю, всем понятно и известно по собственному опыту. Много грамматики, много переводов, за ошибки ругают, что-то пошло не так — получаешь плохую оценку.

Например, рассказываешь устную тему, а учитель то и дело встревает, что порядок слов не тот или артикль неверный. Выходит, что ученик постоянно получает негативное подкрепление при совершении ошибки в языке. Ключевой эмоцией становится страх. Причем даже положительная оценка оказывается в итоге довольно слабым стимулом. Меня, например, оценки мало мотивировали. А вот публичное «наказание» порядком демотивировало.

С немецким было проще, чем с английским. Я часто была в Германии в детстве и в юношестве. В целом я довольно свободно могла донести свою мысль до собеседника и сильного внутреннего сопротивления не было. Радость от того, что тебя понимают, была существенным стимулом к тому, чтобы говорить. К тому же знакомые немцы не стеснялись делать комплименты и повторять, что я очень неплохо владею языком.  Тем не менее, в ситуациях с «высокими ставками» (например, устное выступление на олимпиаде) у меня включался страх, и я получала относительно невысокие баллы. Английский же я долгое время учила без внешней практики, поэтому модель страха ошибки была доминирующей. Как ни странно, более свободно я заговорила по-английски, когда начала преподавать язык у школьников — там уже выбора не было: мне нужно было быть уверенной, что и стало мотиватором.

Испанский и французский я учила самостоятельно (вот, кстати, отчет, как это было с французским на начальном этапе). Поэтому на начальных этапах вообще не было человека, который бы меня оценивал и выносил вердикты. Бояться было некого. Мне нравилась методика, мне нравился мой прогресс. Мой первый «настоящий» разговор по-испански был с носителем языка, с одним чилийским парнем. К тому моменту я учила язык пару месяцев, он позвонил в скайпе — и мы проболтали минут сорок. Ощущения были феерическими: я понимаю новый язык! Конечно, он говорил нарочито просто, я часто прерывалась, чтоб в яндекс.словарях что-то посмотреть, но… это было круто. Мы обсуждали, что латиноамериканцы — самые активные пользователи твиттера, какие есть национальные блюда и кучу интересных вещей. Кайф от общения был основным и ключевым. Как-то с тех пор я уже особенно и не боялась говорить по-испански и с другими людьми. Я до сих под говорю не очень грамотно, но вполне свободно.

И что это значит?

Я вовсе не пытаюсь сказать, что язык нужно учить самостоятельно, чтобы не было барьера 🙂 Я про то, что эмоции от изучения языка и ситуации изучения играют одну из ключевых ролей.

Если ключевой стимул — избежание наказания, а ключевая эмоция — страх, но сложно избежать возникновения языкового барьера. Мозгу проще вообще не говорить, вот он и капризничает. Однако если преобладают радость общения, положительные эмоции, или если человек оказывается в ситуации, когла не говорить нельзя, то страхи уходят на второй план.

Однако важно то, что если когда-то вас неправильно учили, возникшие страхи преодолимы. Т.е. даже если вы боитесь говорить по-английски (или на любом другом языке) сейчас, это не диагноз 🙂 Для преодоления внутренних барьеров достаточно малого — создать правильную ситуацию обучения.

Я бы хотела описать свой опыт как преподавателя, чтобы это проиллюстрировать. Большая часть учеников Wille, с которыми я занималась, учили английский в школе, потом по чуть-чуть сами себе, но все равно боялись говорить. Типичный уровень владения языком при таком бэкграунде — pre-intermediate, реже intermediate (т.е. средний или ниже среднего). По моим ощущениям, барьер ломался примерно после 3-5 занятий. Т.е. в какой-то момент человек начинал верить, что говорить на иностранном языке совсем нестрашно и вполне приятно.

Мне кажется, что основных факторов разрушения барьеров было два:

  • интерес к собеседнику и самому процессу общения (т.е. эмоция радости);
  • отсутствие наказания за ошибки. Т.е. если ученик что-то говорил не так, мы разбирали это уже впоследствии, когда после фактической ошибки прошло довольно мало времени. Тогда все погрешности воспринимаются абстрактно, и человек не думает, что он глуп и что ни к чему не способен.

Это всё отнюдь не самореклама, хотя так выглядит )) Я хотела лишь сказать, что когда вы начинаете или продолжаете учить иностранный язык, хорошо придерживаться пары простых (я бы даже сказала, банальных) принципов:

  • учитесь с тем, кто вам приятен, с кем вам интересно говорить не только на языковые темы, а кому вам в принципе интересно что-то рассказывать. Это может быть или учитель, или носитель языка (о том, как их искать).
  • попросите того, с кем вы занимаетесь, не дергать вас из-за каждой ошибки (если он или она это делает). Такой формат создает ненужное напряжение. Кроме того, имеет смысл исправлять только те погрешности, которые повторяются.

Наверное, есть и другие «фишки» по избавлению от языкового барьера. Окунуться в языковую среду, поработать над собственными страхами и пр, но эти пока видятся мне самыми простыми.

Всем удачи в освоении языков!

Ваше имя
Какой язык Вы хотите выучить?
Каков Ваш текущий уровень?
Email
Комментарии:

Добавить комментарий